Рождённые в декабре

Алиса Фрейндлих
Фрэнк Синатра
Константин Ваншенкин
Вольт Суслов
Михаил Боярский
Ламара Чкония
Радио Победы Полководцы Барклай-де-Толли Михаил Богданович

Барклай-де-Толли Михаил Богданович

Выдающийся российский полководец, военный министр, генерал-фельдмаршал, командующий русской армией на начальном этапе Отечественной войны 1812 г. и командующий объединенной русско-прусской армией в заграничном походе 1813-1814 г. Его стратегия была оценена потомками, но не нашла понимания у современников. При Бородине Барклай де Толли командовал правым флангом русской армии, и его желанием было умереть на поле боя…13 декабря (по другим данным 16 декабря) 1761 г. в глухом Лифляндском краю, на мызе Памушисев в семье вольного арендатора и отставного поручика русской армии Вейнгольд Готтарда Барклая де Толли родился мальчик Михаил Андреас, названный затем в крещении Михаилом Богдановичем. По-немецки отцовское имя Готтард означает «Богом данный», отсюда и всем знакомое отчество - Богданович.

Барклаи (Беркли) были старинным шотландским родом. Однако со временем нужда и притеснения английской короны заставили предков маленького Михаила искать убежища в другом краю. В середине XVII века род Барклаев, после долгих странствий в поисках более спокойного места, приезжает в Ригу, где потомки шотландских горцев вливаются в ряды прибалтийского дворянства. Уже предки Михаила Богдановича вели жизнь преуспевающих бюргеров. Дед его, Вильгельм Барклай де Толли был негоциантом, муниципальным советником, затем - бургомистром богатого ганзейского города Риги. Будучи на вершине власти, он сумел купить своим сыновьям два больших имения, а в конце своей карьеры получить дворянское звание. Правда в то время дворянство, полученное на военной службе «дворянство шпаги» имело больше преимуществ, нежели «дворянство пера», а поэтому Барклаи понимали, что они не могут равняться в славе с самым захудалым лифляндским рыцарем, так как их звания нажиты купеческим богатством.

Возможно, именно стремление стать в один ряд с доблестными рыцарями заставило младшего сына бургомистра, Готтарда, выбрать карьеру военного. Балтийские земли прочно вошли в состав Российской империи, а Романовы часто прибегали к услугам нерусских дворян, знавших воинское дело. Однако военная служба Вейнгольда Готтарда оказалась недолгой. Вступив в нее в 1744 г. по линии рижского кригс-комиссарства, он в скором времени разочаровался в своем решении. Через шесть лет, в 1750 г., выслужив чин поручика, Готтард с легким сердцем оставляет армию и переселяется в поместье.

24 лет от роду отец Михаила Богдановича сочетается браком с Маргаритой Елизаветой фон Смиттен, принесшей в приданое мужу мызу Бекгоф, которую потом прославленный генерал будет навещать при всяком удобном случае. Так случилось, что предки Маргариты традиционно служили шведской короне. Этот брак соединил отставных офицеров двух армий, еще недавно сражавшихся в этих местах в ходе Северной войны 1700-1721 гг.

Маленький Михаил был вторым ребенком в семье, что во многом предопределило его дальнейшую судьбу. Дело в том, что родная сестра Маргариты, Августа Вильгельмина Вермелейн, будучи замужем за молодым генералом, страдала бездетностью. По традиции немецких петербургских семей, предписывающей брать на воспитание малолетних родственников, Миша в 4-летнем возрасте был отправлен в столицу, где у него началась жизнь дворянского недоросля.

Прежде всего, в 1767 г., Михаил был записан в Новотроицкий кирасирский полк, которым командовал его дядя-генерал. Это событие можно считать началом военной карьеры будущего полководца. Кирасирский полк располагался в Орле, куда отбыл и его командир, а в Петербурге под руководством тетушки мальчик постигал азы учебной премудрости. Михаил прекрасно владел немецким и французским языками, а математике его обучал известный ученый Леонард Эйлер. В 1768 г. Россия вступила в войну с Османской империей, и молодой Барклай с нетерпением ждал дядиных писем с театра военных действий. Генерал Вермелейн вернулся с войны в 1770 г. Выйдя в отставку вследствие ранения, полученного в славном сражении на р. Кагул, он решил всецело посвятить себя воспитанию племянника. Так у Михаила к прочим наукам прибавилась еще и военная история. Постепенно жизнь в генеральской семье привела его к мысли, что нет лучшей карьеры, чем военная. В 1776 г. дворянский сын Бакрлай успешно выдерживает экзамен на первый офицерский чин корнета, а спустя два года, по совершеннолетию, убывает к первому месту службы в город Феллин, где в это время квартировал Псковский карабинерный полк.

Корнет Михаил Барклай сразу же выделился среди офицерского состава полка. Любовь к чтению, постоянное самообразование не слишком характерные для простого офицера второй половины XVIII столетия привлекли к Михаилу внимание командира полковника Кнорринга, отличившегося в недавней кампании 1768-1774 гг. против турок. Он назначает молодого офицера на должность полкового адъютанта. Через некоторое время Барклай становится адъютантом командира Лифляндской дивизии генерала Паткуля, который производит молодого офицера в секунд-поручики. Видя предвзятое отношение к быстрой карьере адъютанта со стороны полкового командира, а также стараясь помочь остзейскому дворянину, тот же Паткуль добивается перевода Барклая де Толли в Петербург. В 1786 г. он уже адъютант шефа Финлядского егерского корпуса графа Фридриха Ангальта в чине поручика.

На новом месте службы Барклай постигает основы штабной службы, изучает принципы действий егерских батальонов. Одним из учебников Михаила становится «Примечания о пехотной службе вообще и о егерской особенно», составленные молодым генерал-майором М.И. Кутузовым. Больше всего запомнились ему в «Примечании» слова, легшие в основу дальнейшей воинской службы: «Первейшей причиной доброты и прочности всякого воинского корпуса является содержание солдата, и следует сей предмет считать наиважнейшим. Только учредив благосостояние солдата, следует помышлять о приготовлении к воинской должности».

Вскоре Барклай переходит на службу к двоюродному брату Фридриха Ангальта молодому генерал-поручику принцу Виктору Амадею Ангальт-Бернбург-Шаумбургскому с очередным производством в чин капитана. Вместе с ним он направляется на театр военных действий очередной турецкой войны 1787-1791 гг., где под стенами крепости Очаков впервые примет участие в боевых действиях.

Под Очаковым капитан Барклай де Толли сможет применить на практике полученные в годы адъютантства теоритические выкладки. Он будет очевидцем неудачной атаки крепости генералом А.В. Суворовым и интриги между Суворовым и командующим армией князем Г.А. Потемкиным, а также познакомится с М.И. Голенищевым-Кутузовым. Во время очередного штурма Очакова Барклай спасет от турецких ятаганов раненого принца Ангальта, а итогом всей кампании будет награждение орденом Св. Владимира 4-й степени, девиз которого «Польза, честь и слава» можно приложить к карьере Барклая да Толли. В завершении всего М.Б. Барклай получит секунд-майора, перейдя уже в штаб-офицерские чины.

Новое звание привело к новому назначению. Теперь Барклай проходил службу в Изюмском легкоконном полку под началом отличившегося под Очаковом бригадира Л.Л. Беннигсена. Действуя в авангарде конной бригады, секунд-майор сражается при Каушанах, под Аккерманом. Проявляет мужество в сражении у Бендер. В октябре 1789 г. Барклай де Толли вызывается в столицу и получает назначение в Финляндию, ставшую ареной русско-шведской войны (1788-1790). Этот перевод ему устроил принц Ангальт, назначенный командовать корпусом. Вытребовал к себе бывшего адъютанта, с которым не захотел расставаться. 19 апреля 1790 г. в сражении при Керникоски принц будет смертельно ранен и умрет на руках вынесшего своего начальника из боя Барклая. Перед смертью Ангальт подарит Михаилу Богдановичу свою шпагу, которую тот через двадцать восемь лет прикажет положить с собой в гроб, хотя будет иметь шпаги и с брильянтами и с золотыми эфесами.

Смерть покровителя и друга отнюдь не означала конца карьеры Барклая. Штаб-офицер с такими выдающими качествами, как собранность, четкость, аналитический склад ума, умение самостоятельно принимать решения, знание штабной службы, всегда обращал на себя внимание начальства. В мае 1790 г. уже премьер-майор Барклай де Толли служит в Тобольском пехотном полку под командованием князя Цицианова. Вместе с ним он также участвует в формировании Санкт-Петербургского гренадерского полка, показав себя грамотным и, редкое в то время качество, честным администратором. В 1791 г. вместе с санкт-петербургскими гренадерами Барклай совершает поход в Речь Посполитую и становиться на квартиры в городе Гродно, где его весной 1794 г. застает польское восстание.

На борьбу с повстанцами императрица Екатерина II направляет своих лучших генералов, среди которых и А.В. Суворов и Л.Л. Беннигсен. В ходе польской кампании Барклай впервые получает опыт самостоятельного командования воинским подразделением. Вместе с отдельным гренадерским батальоном из своего полка он сражается в рядах отрядов князя Цицианова и Беннигсена.  Во главе своего батальона Барклай де Толли отличается при штурме города Вильно, а затем разбивает под Гродно отряд мятежников графа Грабовского.  За отличия в боях он удостоен ордена Св. Георгия 4-й степени и чина подполковника.

После польского похода батальон Барклая квартирует в Прибалтике. Он переформируется в 4-й егерский полк, которым командует уже полковник Барклай де Толли. Смерть императрицы Екатерины и воцарение ее сына Павла I не затронули стоящий в Полангене (совр. Паланга) егерский полк. Многие знаменитые деятели екатерининской эпохи, не исключая генерал-аншефа А.В. Суворова при Павле впали в немилость. Что же касается Барклая де Толли, то в суровые для многих дворян годы павловского царствования он неустанно занимался полковыми делами.
Барклай
М.О. Микешин, И.Н. Шредер. Памятник Тысячелетию России. 1862 г. (Фрагмент)
Следует отметить, что в 4-м егерском полку служба заметно отличалась от остальных частей. Она начиналась с того, что полковой командир Барклай лично отправлялся в депо где сам отбирал в егеря рекрутов. Когда последние появлялись в полку, он сам проводил с ними первоначальное обучение, стремясь возбудить в новобранцах бодрость духа и охоту к службе. Всякие злоупотребления и оскорбления в адрес рекрутов в 4-м егерском были строжайше запрещены. Будучи христианином-протестантом, Барклай с детства считал справедливость вершиной всех добродетелей и сам был для офицеров и солдат образцом соблюдения того, что позже назовут моральным кодексом. Его полк жил большой дружной артелью, и это во многом определяло успехи в службе. По итогам трех инспекций 4-й егерский полк из хорошего превратился в лучший, а затем - в самый лучший. Довольный действиями Барклая генерал-губернатор Литвы князь Репнин произвел его в генерал-майоры, а 24 марта 1799 г. император Павел Петрович высочайше утвердил производство, ибо высоко ценил в офицерах трудолюбие, педантизм и преданность.

Не будучи причастен к столичным генеральским группировкам, Барклай спокойно пережил все перипетии павловского царствования и очередную смену властителей, когда Павел I был убит заговорщиками, а на российский престол вступил его сын Александр. Новый монарх, несмотря на пленявшие окружающих изысканные манеры - казалось бы, такие далекие от военной службы - большое внимание уделял армии. На рубеже XVIII-XIX столетий Европа жила в потрясении от событий, названными современниками Великой французской революцией. Свергнув монархию и отправив короля с королевой на гильотину, французы, сами того не подозревая, открыли череду войн, прокатившуюся за короткое время по всем европейским землям. Прервав все отношения с мятежной страной, объявившей себя республикой при Екатерине, Российская империя вступает в вооруженную борьбу с Францией при Павле в рамках второй антифранцузской коалиции. Одержав значительные победы на полях Италии и в швейцарских горах, русская армия под командованием фельдмаршала Суворова была вынуждена вернуться назад из-за политических интриг, развернувшихся в рядах коалиции. Новый российский правитель Александр I прекрасно понимал, что рост французского могущества будет причиной постоянной нестабильности в Европе. В 1802 г. первый консул французской республики Наполеон Бонапарт провозглашается пожизненным правителем, а через два года он становится императором французов. 2 декабря 1804 г. во время торжественной коронации Наполеона Франция провозглашается империей.

Эти события не могли оставить равнодушными европейских монархов. При деятельном участии Александра I, австрийского императора и британского премьер-министра формируется третья антифранцузская коалиция, а в 1805 г. начинается новая война. Полку Барклая де Толли не довелось принять участие в австрийском походе. Без него русские войска под командованием генерала от инфантерии М.И. Кутузова вступили в пределы австрийской империи и после блистательных маневров, и ряда арьергардных боев потерпели сокрушительное поражение 2 декабря 1805 г. под Аустерлицем. Для Барклая новая военная страда началась 14 октября 1806 г., когда Наполеону объявило войну прусское королевство. В течение двух недель в двух сражениях прусская армия была наголову разбита, и русскому императору пришлось двинуть на помощь прусскому королю свою армию под командованием генерала Л.Л. Беннигсена. В этой кампании Барклай отличился уже как командир самостоятельного отряда. Он принимает участие в сражении при Пултуске в декабре 1806 г, сражаясь против корпусов французских маршалов Ожеро и Ланна. Это было первое сражение, в котором французам не удалось, как раньше одержать полной и сокрушительной победы. За успех в отражении неприятельских войск генерал-майор Барклай де Толли был награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. Новый 1807 год, по мнению императора французов, должен был положить конец затянувшейся кампании.

26 января 1807 г. егерский отряд генерала Барклая де Толли получил приказ войти в город Прейсиш-Эйлау и удерживать его во что бы то ни стало. Через некоторое время в утреннем тумане он был атакован силами корпусов маршалов Ожеро и Сульта. В течение нескольких часов отряд Барклая сдерживал натиск превосходящих сил противника. Даже когда командир был тяжело ранен, егеря не покинули сожженного Эйлау. Раненный Барклай был отправлен в Кенигсберг, а затем - в Мемель, где находился на излечении более полугода. За это время русская армия под командованием Беннигсена потерпела поражение 14 июня 1807 г. по городом Фридландом, ознаменовавшее окончание войны. Вскоре в Тильзите русский и французский императоры заключили мир.

Проездом в Тильзит Александр I посетил в Мемеле героя Эйлау. В приватной беседе, отвечая на вопрос царя о войне с французами, Барклай впервые высказал план «скифской войны». Уже тогда раненый генерал отметил, что при вторжении неприятеля в Россию следует применить стратегию отступления вглубь территории, растягивая коммуникации противника, а затем уже, собравшись с силами, нанести ему сокрушительный удар. Именно тогда молодой царь начал выделять Барклая де Толли из общей плеяды русских военачальников. Вскоре тот был награжден орденами Св. Анны 1-й степени и Св. Владимира 2-й степени с производством в генерал-лейтенанты и назначением на должность начальника 6-й пехотной дивизии.

Через год дивизия Барклая принимает участие в последней войне между Россией и Швецией. Ареной боевых действий становится хорошо знакомая Михаилу Богдановичу Финляндия. В первых боевых столкновениях 6-я дивизия, в отличие от прочих русских соединений, добивается значительных успехов. Однако неудачи русских войск на других участках фронта приводят к затягиванию войны. К концу 1808 г. Барклай получает в командование отдельный Экспедиционный корпус и выступает с предложением нанести удар по противнику в том месте, где его никто не ожидает - проливе Кваркен. Речь шла о том, чтобы в зимних условиях перейти по льду расстояние в 100 километров. Соратники генералы, ревниво относившиеся к стремительной карьере Барклая, не стали отговаривать от плана, казавшегося им безумной авантюрой.
Барклай в полный рост

Для генерал-лейтенанта Барклая де Толли это был шанс проявить себя в руководстве самостоятельной боевой операцией. Потратив месяц на подготовку, корпус Барклая сумел с минимальными потерями совершить переход через пролив и в марте 1809 г. объявиться в предместьях шведской столицы, что стало последней каплей к началу мирных переговоров. По сути, отдельная операция вылилась в окончательную победу, даровавшую Российской империи новую территорию - Финляндию. Награжденный за беспримерный переход орденом Св. Александра Невского и чином генерала от инфантерии, Михаил Богданович становится в мае 1809 г. финляндским генерал-губернатором и главнокомандующим войсками в Финляндии.

На этом посту ему пришлось проявить в полной мере свои административные способности и особый такт по отношению к местному населению, разделенному на приверженцев Швеции, России и самостоятельности Финляндии. Редко кому из губернаторов удавалось в короткий срок восстановить мир и покой в землях, где еще недавно грохотала война. Эти качества заставили русского монарха обратить еще более пристальное внимание на генерала от инфантерии, и в январе 1810 г. Барклай де Толли был призван на пост военного министра.

Он возглавил военно-сухопутные силы империи в довольно трудное время. После поражения Австрии в войне с Наполеоном 1809 г. стало предельно ясно, что в будущем прямого столкновения России и Франции не избежать. На долю Михаила Богдановича выпала трудная задача подготовить вооруженные силы к будущей войне. На новой должности Барклай завершает устройство военного министерства и издает его «Учреждение» - правило функционирования военной системы государства. Также он составляет «Учреждение для управления Большой действующей армией» - своего рода инструкцию для военачальников в Отечественной войне 1812 г. Занимаясь переустройством армии, министр вводит корпусную организацию наподобие системы наполеоновской армии, где отдельный корпус сочетал в себе все рода войск. Полностью завершается переход к постоянной дивизионной системе, создается корпус внутренней стражи, ставший в будущем источником пополнения действующей армии в военное время. Барклаю де Толли удается добиться увеличения ассигнований на содержание вооруженных сил, он улучшает довольствие войск и увеличивает их численность до 1 275 000 человек. Наконец, военный министр большое внимание уделяет восстановлению крепостей на западной границе, превращая их в современные фортификационные сооружения.

Имеет Барклай де Толли и свое видение в отношении будущей войны. В марте 1810 г. он предоставляет Александру I особый доклад «О защите западных пределов России», в котором развивает свой план «скифской войны». Взгляды Барклая на способ ведения боевых действий встречают поддержку у царя. Более того, назначая Михаила Богдановича в преддверии французского вторжения в Россию командующим 1-й Западной армией с сохранением поста военного министра, царь словно дал понять генералу, что целиком разделяет его план военных действий. Покидая ряды вооруженных сил после начала боевых действий летом 1812 г., Александр обратился к Барклаю со словами: «Поручаю вам мою армию. Не забывайте, что у меня нет другой, и пусть эта мысль вас не покидает». Исполняя волю царя, русский главнокомандующий действует с предельной осторожностью и начинает приводить свои замыслы в исполнение.

Отечественная война 1812 г. стала самой яркой страницей в военной биографии М.Б. Барклая де Толли. Зная стратегию императора Наполеона - разбить противника в генеральном сражении на границе и принудить его к миру - Барклай начинает отступление, чтобы соединить распыленные русские силы и не дать французским маршалам разбить их по частям. Подобные действия встречают протест как среди генералитета, так и среди офицеров и солдат. Причем против Барклая выступает не только командующий 2-й Западной армией генерал от инфантерии П.И. Багратион, но и начальник штаба 1-й армии А.П. Ермолов. Отовсюду слышаться обвинения Барклая в измене, на имя императора пишутся жалобы и доносы. Под Смоленском, где двум русским армиям, наконец, удается соединиться, Багратион прямо бросает в лицо своему начальнику слово «предатель». В подобной ситуации Барклай педантично продолжает отступление, ставшее путем французских завоевателей к могиле.

«Великая армия» Наполеона вынуждена догонять русских, погружаясь в русские пространства. Ее коммуникации растягиваются, от тяжелого климата и непривычной пищи пехота и кавалерия постоянно несут потери. Уже у Смоленска войска Наполеона сократились вдвое, и французам не удалось взять этот город с ходу. Сражение под Смоленском обескровило войска Наполеона и заставило их на некоторое время приостановить наступление. Однако последующий отход русской армии не прибавил славы главнокомандующему Барклаю. Его отставки уже требовало все русское дворянство, и царь был вынужден уступить общественному мнению, назначив на эту должность М.И. Кутузова. 17 августа 1812 г. Барклай сдал армию новому главнокомандующему. Более того, он обратился к Александру с письмом, в котором просил увольнения от службы, однако оно осталось без ответа.

В Бородинском сражении Барклай де Толли командовал правым флангом русской армии, и его единственным желанием было умереть на поле боя. Вот каким запомнили его очевидцы в тот памятный день 26 августа: «Одетый в вышитый золотом генеральский мундир, при всех орденах и звездах, в шляпе с огромным черным плюмажем - так, чтобы представлять собою яркую, хорошо заметную мишень для неприятельского огня, Барклай руководил под Бородиным действиями 1-й армии с таким искусством, энергией и жаром, ища в то же время со светлым, спокойным лицом смерти, что вернул себе доверие армии и примирил с собою своего главного противника - Багратиона». После завершения Бородинской баталии на знаменитом военном совете в Филях 1 сентября 1812 г. Барклай первым высказался за оставление Москвы, правда, он также сказал о возможности перехода к наступлению после перегруппировки сил по выходу из столицы, но его последние слова не были услышаны.

Этим актом завершилось участие Барклая де Толли в Отечественной войне. 15 сентября 1812 г., получив извещение об отставке от должности военного министра без единого слова благодарности за проделанную работу, он заболел лихорадкой и оставил ряды армии. Барклай ехал в имение своей матери, осыпаемый по дороге проклятиями черни, а кое-где и камнями. Он командовал русской армией ровно сто дней, за которые успел сделать очень много, фактически предопределив победоносный исход войны. Новый главнокомандующий пользовался плодами победы, дерево которой взрастил Барклай де Толли. О знаменитых «ста днях Наполеона» сейчас знает почти каждый, о «ста днях Барклая» мало кому известно до сих пор.

После окончания Отечественной войны и в связи с вступлением русских войск в Германию Барклай снова был вызван в действующую армию. Он принял командование 3-й армией, во главе которой руководил осадой и штурмом города-крепости Торн. После кончины М.И. Кутузова 17 апреля 1813 г. новым главнокомандующим был назначен генерал граф П.Х. Витгенштейн.

8 и 9 мая 1813 г. в сражении при Бауцене Барклай командует правым крылом русской армии. Хотя Наполеону удалось одержать победу, за это дело Михаил Богданович удостаивается ордена Св. Андрея Первозванного и 19 мая становиться во главе объединенной русско-прусской армии.

Барклая де Толли можно назвать одним из творцов победы в «Битве народов» под Лейпцигом 4-6 октября 1813 г., главный вклад в которую внесли именно русские войска. Наградой ему за это было графское достоинство. Успех, одержанный союзными войсками в этом сражении, обеспечил последующее вступление на территорию Франции.

В следующем году Барклай командовал русскими войсками в сражениях при Бриенне, Арси-сюр-Об, Фер-Шампенуазе и при взятии Парижа. Накануне вступления во французскую столицу, 18 марта 1814 г., Барклай де Толли был произведен в генерал-фельдмаршалы. После заключения мира и по возвращению армии в Россию Барклай де Толли был возведен в княжеское достоинство.

В 1823 г. вдова Барклая-де-Толли построила в Йыгевесте по проекту петербургского архитектора Аполлона Щедрина мавзолей в строгом классическом стиле.

М.Б. Барклай де Толли скончался 14 мая 1818 г. в городе Инстербурге. Тело его было погребено на мызе Бекгоф в Лифляндии. В конце девятнадцатого столетия известный историк наполеоновских войн генерал В.И. Харкевич дал следующую оценку действиям Барклая де Толли: «Барклай не отличался блистательными способностями, но обладал многими драгоценными качествами полководца. Простой, ясный и практический ум его холодно оценивал обстановку и принимал соответствующие решения. Непоколебимая настойчивость в преследовании поставленной им цели не знала преград. Полное самообладание и спокойствие в самые тяжелые, решительные минуты были изумительны. На поле битвы он видел все и с неизменным хладнокровием распоряжался всем под самым сильным огнем. Патриот в лучшем смысле слова, он исполнял свой долг, никогда не думая о себе. Несправедливость современников часто бывает уделом великих людей, но немногие испытали на себе эту истину в такой степени, как Барклай».

КОПЫЛОВ Н.А., к.и.н., доцент МГИМО (У)

 
Поделиться:

 

Евгений Макаренко

Тюменская филармония

 Школа танца Гранд

 Мой портал


Вы можете выбрать другой город
Рождённые в декабре
3.12 —  Арне Ойт
23.12 —  Юлий Ким
Праздники